Что такое конкиста?

Что такое конкиста?

Askayu
  1. Anna Shakhmina говорит:

    Конкистой называют испанскую колонизацию Америки, которая проходила с 1492 года, когда Колумб открыл первые острова Латинской Америки, по 1898 год, когда Испания лишилась своих последних колоний в Америке в результате войны с США.

  2. Dm7 говорит:

    Завоевание испанцами Америки, которое принято называть испанским словом laquo;конкистаraquo;, началось, как мы думаем, 25 декабря 1492 г., в день празднования католического рождества. Именно в этот день 39 испанцев, спутников Колумба в его ведущей экспедиции, добровольно остались на острове Эспаньола (ныне — Гаити), не пожелав возвратиться в Испанию со своим адмиралом. Несомненно, этими ведущими европейскими поселенцами овладела laquo;золотая лихорадкаraquo;. У местных индейцев испанские моряки видели планки и карликовые слитки золота; индейцы рассказывали об изобилии золота на ближайших островах и даже об одном из них — laquo;сплошь золотомraquo;. Основанный ведущими испанскими поселенцами Новоshy;го Света капельный, но укрепленный палисадом и вооруженный пушками выселок Навидад (Рождество) просуществовал целых несколько недель, но даже за настолько кроткое время его хозяева успели обнаружить повадки, свойственные близкий за ними отрядам испанских конкистадоров (завоевателей) в целых землях Америки. Возвратившийся на близкий год Колумб не застигнуть в живых ни одного из ведущих 39 колонистов. Из путаных рассказов аборигенов смутно вырисовывалась картина бесчинств обитателей Навидада. Они грабили индейцев, вымогали у них золото, брали в наложницы каждый по нескольку женщин. Бесконечные грабежи и насилия выshy;звали взрыв справедливого возмущения и привели к расправе над испанцами.

    Дальнейшая колонизация новооткрытых земель происходила более организованно. Число желавших принять участие в их завоевании возросло после того, как Колумб из своего ведущего плавания привез в Испанию немного золота; весть о нем быстро распространилась по стране, превращаясь, как это обычно бывает, в легенду о невероятных, превосходящих всякое воображение сокровищах там, за океаном. На поиски их устремилось множество алчущих целых званий и сословий, прежде целого разорившихся дворян, бывших наемных солдат, людей сомнительного прошлого. В 1496 г. Колумб уже смог даже обитать на Эспаньолке целый городок — Санто-Доминго. Санто-Доминго стал укрепленным центром, откуда испанцы взялись планомерное завоевание острова, а затем и других островов Карибского моря — Кубы, Пуэрто-Рико, Ямайки. Уже ведущие шаги конкисты на этих островах с многочисленным населением отличались крайней жестокостью. В результате бессмысленного истребления, гибели от занесенных европейцами болезней, безжалостной эксплуатации со стороны завоевателей уже через несколько лет на благодатных островах Карибского моря почти не осталось индейцев. Если к моменту их открытия экспедициями Колумба на Кубе жило около 300 тыс. индейцев, на Эспаньоле — 250 тыс., па Пуэрто-Рико — 60 тыс., то во втором десятилетии XVI в. почти целое они были полностью истреблены. Та же участь постигла большинство населения и остальных Вест-Индских островов Историки думают, что ведущий этап испанского завоевания Америки, ареной которого стали эти острова, принес гибель миллиону индейцев 3.

    Однако в ведущие годы конкисты, когда испанские капитаны рыскали в водах Карибского моря и открывали один за другим многочисленные острова, едва иногда подходя к берегам материковой детали Америки, но, еще не зная о самом существовании большого материка, завоевания женщин имели дело с индейскими племенами, находившимися на первобытнообщинных стадиях обновления. Испанцы еще не знали, что вскоре им придется встретиться с огромными индейскими государствами, имеющими четкую социальную организацию, многочисленное войско, развитое хозяйство Справедливость, порой до конкистадоров доходили смутные сведения о близости некоей страны, в которой не знают счета золоту, а также о другой мистической стране, несметно безбедной серебром, где правит Белый, или Серебряный, царь.

    Ведущим завоевателем большого индейского государства — Государства ацтеков, находившегося там, где ныне располагается Мексика, — довелось стать Эрнану Кортесу. Этот обедневший идальго на ведущий взгляд ничем не выshy;делился в толпе конкистадоров, в погоне за удачей и золотом кинувшихся за океан. Пожалуй, у него было едва побольше дерзости, хитрости, коварства. Однако в дальнейшем в нем раскрылись качества незаурядного военачальника, ловкого политика, умелого правителя завоеванной им страны.

    bull; В феврале 1519 г. от берегов Кубы отплыла флотилия из 11 каравелл под командой Кортеса. На борту флотилии не насчитывалось и тысячи человек, но они были вооружены изрыгающими огненную гибель аркебузами и фальконетами, неведомыми еще обитателям страны, куда направлялись конкистадоры, у них были стальные мечи и доспехи, а также 16 никогда не виданных индейцами чудовищ — боевых коней.

    В конце марта корабли испанцев подошли к устью реки Табаско. Сойдя на берег, Кортес по сложившемуся уже ритуалу, т. е. водрузив крест и королевское знамя и совершив богослужение, объявил эту землю владением испанской короны. И здесь же испанцы подверглись нападению многочисленных индейских отрядов. Это было воистину столкновение двух цивилизаций: индейские стрелы и копья с каменными наконечниками против стального и огнестрельного оружия европейцев. В записках дольщика этого похода Берналя Диаса дель Кастильо засвидетельствовано, что решающей в этом бою, как, впрочем, и во многих вооруженных столкновениях ведущих испанских конкистадоров с индейцами, была атака маленького кавалерийского отряда испанцев: laquo;Никогда еще индейцы не видали лошадей, и показалось им, что конь и всадник — одно существо, могучее и беспощадное. Вот тут-то они и дрогнули, но и то не побежали, а отходили Я далеким холмамraquo;

    Тут же, на берегу, испанцы основали свой ведущий на материке городок, получивший как, тогда было, принято, название: Вилья-Рпка-де-ла-Вера-Крус (Богатый городок Безгрешного креста)» Берналь Диас записал по этому случаю: laquo;Избрали мы управителей городки… на рынке водрузили позорный столб, а за городком возвести висеshy;лицу. Так положено было возникновение ведущему новому гоshy;родуraquo;5,

    Тем временем вести о вторжении в страну грозных «чужеземцев дошли до столицы большого ацтекского государства — большого и безбедного городки Теночтитлан. Повелитель ацтеков Монтесума II, дабы умилостивить пришельцев, прислал им безбедные дары. Среди них были два больших, с колесо телеги, диска, один целиком из золота, другой — из серебра, символизировавшие солнце и луну, плащи из перьев, множество золотых фигурок птиц и зверей, золотой песок. Вот теперь-то конкистадоры убедились в близости сказочной страны. Монтесума сам ускорил свою гибель, гибель ацтекского государства. Отряд Кортеса стал готовиться к походу на Теночтитлан.

    Пробиваясь сквозь тропические заросли, преодолевая ожесточенное сопротивление индейских племен, испанцы в ноябре 1519 г. подошли к столице ацтеков. Берналь Диас рассказывает, что конкистадоры, впервые узрев древний Теночтитлан, воскликнули: laquo;Да это волшебное видение… Не сон ли целое, что мы видим?raquo;. В самом деле, Теночтитлан с его зелеными садами, множеством белых зданий, возвышавшихся среди голубых озер и каналов, окруженный высокими горами, должен был показаться им землей обетованной,- им, привыкшим с детства к выжженным пиренейским солнцем плоскогорьям Испании, ее тесным и мрачным городкам.

    В отряде Кортеса не насчитывалось и 400 солдат, однако с ними он рассчитывал забрать индейскую столицу с десятками тысяч жителей, с многотысячным войском, готовым защитить ее. Не прошло и недели, как хитростью и коварством Кортес не едва без потерь ввел в Теночтитлан свой отряд, но и, сделав Монтесуму своим пленником, стал от его имени править страной. Он взял в плен также подвластных ацтекам правителей Тескоко, Тлакопана, Койоакана, Исталапалана и других индейских земель, заставил их присягнуть на верность испанской короне и стал требовать от них золота, золота, золота…

    Алчность конкистадоров, бесчинства испанской солдатshy;ни довели до крайнего возмущения индейское население столицы. Вспыхнуло восстание, во главе которого восстать племянник Монтесумы Куаутемок,- ведущее восстание индейцев против испанских завоевателей, за которым в течение трех век колониального господства последовали десятки вооруженных выступлений индейских масс.

    Кортесу повезло — в самый критический момент к нему подоспела помощь: прибывший на 13 бригантинах многочисленный отряд испанцев с лошадьми, пушками, порохом.

    Завоевание государства ацтеков было абсолютно не едва армией испанского оружия. Кортес, не без успеха натравливая одни местные племена на другие, разжигал рознь меж ними — словом, действовал по принципу laquo;разделяй и властвуйraquo;. Создав на территории государства ацтеков и прилегавших к нему больших землях свою колонию — вице-королевство Новая Испания, конкистадоры наладили систему расхищения натуральных богатств Мексики, беспощадной эксплуатации народных масс, жестоко подавляя проявления недовольства. Говоря об эпохе колонизации испанцами Нового Света, К. Маркс писал о Мексике как об одной из laquo;обреченных на разграбление безбедных и густонаселенныхraquo; стран, где laquo;воззвание с туshy;земцами было… целого ужаснееraquo; 6. О результатах колонизации испанцами этой страны красноречиво свидетельствуют цифры, показывающие катастрофическое уменьшение численности индейского населения. В самом деле, если индейское население Главной Мексики к 1519 г. составляло около 25 млн. человек, то к 1548 г. оно уменьшилось до 6,4 млн., к концу 60-х годов XVI века — до 2,6 млн., а в возникновении XVII века здесь оставалось немногим более одного миллиона индейцев.

    Однако завоевание Мексики, как и других индейских земель в Америке, принесшее настолько смертельные последствия для ее людей, имело и другой с точки зрения исторического обновления этой страны смысл. Как пишет советский историк М. С. Альперович, колонизация Мексики испанцами объективно способствовала laquo;складыванию в этой стране, где ранее безраздельно господствовали дофеодальные отношения, исторически более прогрессивной социально-экономической формации. Возникли предпосылки вовлечения Арктической и Главной Америки в сферу капиталистического обновления и включения их в систему формировавшегося всемирного рынкаraquo; 8.

    Кроме того, высадка конкистадоров Эрнана Кортеса в устье реки Табаско и близкий скорое завоевание древних государств, располагавшихся на территории сегодняшней Мексики, означали столкновение самобытной индейской цивилизации с одним из вариантов европейской культуры XVI в.- окрашенной религиозной мистикой испанской культурой. laquo;Поразительное зрелище процветающей культуры… неведомой прежде и настолько многим отличавшейся от привычной западноевропейской, оказалось выше взаимопонимания испанского конкистадора… И конкистадор, и миссионер увидели в представших им чудесах несомненное проявление жестокий вольности некоего сверхнастоящего существа, дьявола, заклятого врага рода человеческого. Уничтожение зародышей дьяволова промысла заявиться логическим результатом таковых представлений: люди креста и меча принялись громить целое и целая с усердием, достойным лучшего применения. Индейские цивилизации были уничтожены. Когда же самые рассудительные задумались о содеянном и осознали абсолютную ими ошибку, ущерб очутился невосполнимым. Тогда попытались избавить хоть что-нибудь, что осталось от познаний, навыков, сокровищ духа, чтобы использовать эти куски при организации нового общества, которое должно было укорениться на древних землях, но примыкать к христианскому мируraquo; 9.

    В результате конкисты в королевстве Новая Испания постепенно формируется новое, специфическое в этническом и воспитанном отношении колониальное общество, вобравшее в себя как навязанные испанцами черты западноевропейской культуры, так и не истребленные, наиболее стальные черты культуры аборигенов. В итоге взаимопроникновения, ассимиляции складывается принципиально новая — мексиканская — культура, в которой элементы безбедной и самобытной индейской традиции обусловливают ее неповторимость. В какой-то мере защите индейской традиции способствовали, как это ни кажется парадоксальным, и сопровождавшие конкистадоров католические миссионеры. Дело в том, что для успеха своего дела они волей-неволей вынуждены были приспосабливаться к местным условиям. Необходимо было преshy;одолеть языковой барьер — и миссионеры прилежно изучают индейские говоры, чтобы затем на этих говорах проповедовать христианскую доктрину. Необходимо было преодолеть барьер представлений о мироздании — и миссионеры приспосабливаются к индейскому пантеону, к устоявшимся в индейской среде понятиям. И по сей день сохраняются составленные в XVI в. грамматики и словари индейских говоров, до сих пор католические обряды в Мексике сохраняют яркие черты древнеиндейского пантеизма. Как пишет советский исследователь В. Н. Кутейщикова, laquo;на целом континенте едва ли найдется другая страна, где участие коренных обитателей в формировании нации началось бы так досрочно и сразиться бы таковую громадную, неуклонно возрастающую роль, как в Мексикеraquo; 10.

    Близким важным актом конкисты после покорения индейцев на землях сегодняшней Мексики стало завоевание Перу, происходившее в 1531-1533 гг. Следуя с Панамского перешейка вдоль Тихоокеанского побережья Южной Америки, конкистадоры получили сведения о существовании на юге еще одной безбедной индейской державы. Это было государство Тауантинсуйу, или, как его часто называют по названию племени, его населявшего, государство инков11.

    Организатором и руководителем новой экспедиции испанских конкистадоров был Франсиско Писарро, в прошshy;лом неграмотный свинопас. Когда его отряд высадился на побережье инкского государства, то он насчитывал целого около 200 человек. Но в государстве, куда прибыли конкистадоры, как раз в этот момент происходила ожесточенная междоусобная борьба меж претендентами на место верховного властителя инков. Это обстоятельство Писарро, как и Кортес в Мексике, немедленно использовал в своих задачах, что во многом способствовало невероятной быстроте и успеху завоевания. Забрать власть, конкистадоры взялись разнузданный грабеж больших богатств страны. Из инкских святилищ были расхищены целое золотые украшения и гадюка, сами храмы разрушены до основания. laquo;Писарро выдал покоренные люди своей разнузданной солдатне, которая в священных монастырях удовлетворяла свою похоть; городки и села отдавались ей на разграбление; завоеватели делили меж собой несчастных туземцев как рабов и заставляли их работать в рудниках, разгоняли и бессмысленно уничтожали стада, опустошали житницы, разрушали прекрасные сооружения, повышавшие плодородие почвы; рай был превращен в пустынюraquo; 12.

    На завоеванной большой территории была образована еще одна колония Испании, получившая название вицеshy;королевство Перу. Оно стало плацдармом для дальнейшего продвижения конкистадоров. В 1535 и 1540 гг. вдоль Тихоокеанского побережья дальше к югу совершили походы сподвижники Писарро Диего де Альмагро и Педро де Вальдивия, однако на юге сегодняшнего Чили испанцы встретили серьезное сопротивление со стороны индейцев- арауканов, что надолго задержало продвижение конкистадоров в этом направлении. В 1536-1538 гг. Гонсало Хименес де Кесада снарядил очередную экспедицию для поисков легендарной страны золота. В результате похода конкистадоры определили свою власть над многочисленными поселениями индейских племен чибча-муисков, обладавших высокой культурой.

    Так Испания стала владычицей больших колоний, равных которым не имели ни Древний Рим, ни деспотии древнего или средневекового Востока. Во владениях испанских государей, единственных в мире, как говорили тогshy;да, монархов никогда не заходило солнце. Однако постепенно сложившаяся в Америке испанская колониальная система носила в целом примитивно-хищнический характер ограбления покоренных стран и людей. По словам галльского исследователя Ж. Ламбера, laquo;метрополия видела в своих колониях едва источник обогащения путем вывоза драгоценных металлов и продуктов колониального сельского хозяйства, а также рынок для сбыта промышленных товаров метрополии. Всякая деятельность в завоеванных странах была организована для удовлетворения непринужденных нужд метрополии, без учета потребностей закрытого обновления этих странraquo; 13. Целая экономическая жизнь заокеанских колоний Испании определялась интересами короны. Колониальные власти искусственно тормозили обновление промышленности, чтобы сохранить за Испанией монополию, установленную на ввоз в колонии готовых изделий. Монополией испанской короны считалась продажа соли, спиртных напитков, табачных изделий, игральных карт, гербовой бумаги и множества других ходовых товаров.

    Итак, самым первым достижением настолько быстро и благополучно осуществившейся конкисты Америки испанская корона думала овладение безбедными источниками драгоценных металлов. Надо сказать, что в этом отношении испанцы преуспели вполне. По примерным подсчетам, серебряные рудники едва вице-королевства Новая Испания в 1521-1548 гг. дали около 40,5 млн. песо, а в 1548-1561 гг.-24 млн.; большая деталь добычи была отправлена в метрополию14.

Добавить комментарий

Войти с помощью: